+16.10
Рейтинг

ИГОРЬ ЗАХАРОВ

Тайские артефакты (путешествие в Тайланд)

42 фото
image
Небольшой фотоотчет поездки в Тайланд, о.Паттайя
  • avatar
  • 0
  • Количество просмотров топика 2279

ЛЕЙТЕНАНТ. Субъективные впечатления-воспоминания о срочной службе в ВС СССР

ЛЕЙТЕНАНТ
Еще был МОЛОДОЙ лейтенант Андрей Е… ин. Он был в гарнизоне с женой и двумя маленькими дочками-близняшками. Меня поражало то, что он слова сказать не мог без мата. Как-то, когда он зашел в штаб и стал со мной общаться, я совершенно спокойно задал ему вопрос: «Товарищ лейтенант, ну вот у вас две маленькие дочки, как вы здесь говорите сплошным матом, а как с дочками?». Он изменился в лице, — на нем появился некоторый перекос, и сказал: «Да черт его знает, как меня занесло в эту армию! Скорее всего, дослужу здесь, вернусь в Союз и подам рапорт об увольнении».
1988г
  • avatar
  • 1
  • Количество просмотров топика 1406

Ермолаев. Субъективные впечатления-воспоминания о срочной службе в ВС СССР

Ермолаев
Так мне все время приходилось выполнять работу по штабу минимум за троих, то никак не удавалось вырваться на стрельбище, элементарно пострелять! Я поинтересовался начальника службы РАВ, старшего лейтенанта Ермолаева, как это можно осуществить? Хочу сказать, что у него не было в непосредственном подчинении солдат и он был весьма лоялен к обычным бойцам, а ко мне тем более был великодушен. Он сказал: «Ну пойдем на склад, постреляем!». Это меня очень удивило и я согласился, тут же отправившись на склад. Склад РАВ находился в дальнем углу расположения гарнизона, практически в том же сооружении, что и гарнизонная гауптвахта. Мы вошли а склад, более походивший на каземат с сырыми помещениями по моим ощущениям, Ермолаев открыл сейф пистолетами, сказал: «Бери». Я взял Макаров, прикрутил к нему глушитель, мы вошли в соседнюю комнату, поставили пустой ящик к стене и сделали первый выстрел. Раздался грохот! Глушитель в общем-то мало что глушил! Мы сделали второй выстрел, грохот повторился. «Ну нахуй! Не будем здесь стрелять. За стеной гауптвахта, могут услышать, прибегут! Пошли на улицу, на свалку». Свалка была в самом дальнем углу гарнизона, в закутке. Там мы нашли приличное полено, установили его и я сделал выстрел. Здесь выстрел прозвучал достаточно тихо, не считая лязганья металла затворной рамы, которая просто гремела, выбрасывая гильзу после выстрела и досылая очередной патрон в ствол. Почему-то мне казалось, что пуля войдет глубоко в дерево. Но она застряла на входе в него и почти торчала из чурки. Пуля от второго выстрела расколола чурку пополам! Здесь мы заметили, что над забором, огораживающим свалку со стороны роты химзащиты словно сморчки из лесной подстилки весной повысовывались солдаты. Мы поняли, что и здесь пострелять не судьба и ушли, договорившись, что когда Ермолаев будет стоять Дежурным по караулам, мы выедем за город, за какой-нибудь дальний караул и постреляем.
В назначенный день я облачился в бушлат, прибежал на склад, Ермолаев открыл внушительных размеров ящик, доверху набитый патронами от ПМ россыпью и в упаковках, и сказал: «Набирай!» Меня это удивило, так как я знал, что все находится под учетом и я спросил: «А как списывать будете?!» Ответ был прост: «Это уже давно списано и закопано в землю!» Я тут же набил все карманы бушлата патронами, взял пару пустых обойм, мы отправились к караулке, я забрался в кузов грузовика, спрятавшись за флягами с продуктами для караулов и мы отправились.
Выгрузив последний провиант для караула на вертолетной площадке под Секешем, мы еще немного отъехали к какому-то полуоврагу с признаками свалки, вдалеке от которого виднелся завод «Икарус» и вдоволь настрелялись.
Возвращаясь обратно, мы заметили в поле рядом с дорогой мирно пасущегося красавца фазана. Ермолаев было собрался подстрелить его, но к моей радости, пока старший лейтенант тянулся ко мне в кузов за глушителем к пистолету, который я засунул в бушлат, он вспорхнул и улетел.
Надо ли говорить, что когда мы вернулись в часть, мне пришлось основательно потрудиться, чтобы очистить оружие о следов стрельбы.
Хочу добавить, что с ним у меня связано еще одно, небольшое открытие, связанное со службой в армии. В первые дни службы меня и еще одного бойца отправили на уборку территории у штаба. Дежурным по части стоял Ермолаев, по-моему, еще в звании лейтенанта. Он определил нам задачу по уборке территории. Все убрав, как нам показалось, мы мирно стояли у штаба. Вышел Ермолаев и спросил: «А вы че не работаете?» Мы резонно ответили, что все сделали. На что он ответил: «Не может быть!», — и тут же с газона поднял спичку и показал нам, произнеся сакраментальное: «Работа в армии есть всегда!»
1987г
  • avatar
  • 1
  • Количество просмотров топика 1529

"Пост №1". Субъективные впечатления-воспоминания о срочной службе в ВС СССР ++++++

Пост №1
В один из вечеров, а скорее всего, уже после отбоя, в кабинет зашел Яковенко и поманил меня пальцем за собой. Проходя мимо дежурки, он так же, почти шепотом, позвал дежурного по части за собой и сказал нам, поднеся палец к губам, что бы мы тихо поднимались за ним на второй этаж. Медленно поднявшись к посту со знаменами (знамя дивизии с пятью орденами: Орденом Ленина, Боевого Красного Знамени, Богдана Хмельницкого, Кутузова и Суворова, кажется второй степени, знамена 15-го отдельного разведывательного батальон и батальона связи). На тумбочке стоял часовой. Зрелище было весьма необычным: он стоял на тумбе часового, с автоматом за плечом, с закрытыми глазами, которые изредка делали попытку открыться, было впечатление, что ноги его ступнями были крепко приклеены к тумбе, а сам часовой раскачивался как молодая берёзка на ветру! Было абсолютно не ясно, как он удерживал равновесие! Часовой просто спал в таком состоянии! Это был боец второй роты, первого года службы. На самом деле, картина была одновременно и комичной, и печальной. Очевидно, что старослужащие в роте его так загоняли, что это был его единственный способ хоть как-то поспать…. Яковенко прошептал дежурному, что бы тот срочно вызвал командира роты (Красова?).

С постом у знамен есть еще эпизоды, запавшие мне в память. Как-то поднявшись на второй этаж я застал часового за развлечением. Он просто периодически досылал патрон в ствол, передергивая затвор. Предыдущий патрон, соответственно вылетал наружу и падал на пол. Так он развлекал себя на посту. Надо ли говорить, что в магазине было тридцать патронов и все боевые.
  • avatar
  • 3
  • Количество просмотров топика 2481

"Командующий ЮГВ". Субъективные впечатления-воспоминания о срочной службе в ВС СССР +++++

КОМАНДУЮЩИЙ ЮГВ
В один из дней гарнизон посетил с проверкой Командующий ЮГВ, генерал-полковник Демидов. Всем было строго-настрого запрещено покидать расположения и усиленно имитировать различного рода занятия в учебных классах, а птицам, конечно же, запрещено летать и подавать голоса над территорией части, все как в фильме ДМБ.
Прибегает дежурный по роте и сообщает: «Захарова срочно в штаб». Я понимаю, что дело государственной важности и бегом бегу туда. Выбежав из казармы в обычной одежде, без шинели, (была осень), первое, что необычно стало давить на восприятие – полное отсутствие какого-либо движения на территории части, даже ветра не было. Похоже, дух Командующего был где-то совсем рядом. И вот, я хватаюсь за дверную ручку штабной двери, приоткрываю ее, устремляюсь во внутрь и моментально торможу на месте, — немая сцена, — мой нос останавливается в десяти сантиметрах от погона, по которому одна над другой выстроились три огромные звезды генерал-полковника, которые в первый момент даже стали слепить глаза, из погона вниз уходила рука в шинели, эта рука держалась за дверную ручку, а снаружи двери за ручку держался я. Я всем существом своим почувствовал близость неминуемой катастрофы! Даже не поднимая головы, я перевел взгляд чуть выше погона, там была голова Командующего, повернутая назад, внутрь штаба и кому-то что-то выговаривающая. Я понял, что нужно спасаться! Прыжком назад и вправо я моментально оказался у крыльца штаба. Первой мыслью было стремление бежать за штаб и прятаться, но тут же понял, что не успею, а вид убегающего солдата будет еще подозрительнее! Увидев, как Командующий все же вываливается из штаба, я принял единственно верное решение по собственному спасению, а возможно и всей дивизии, — я слился с окружающим ландшафтом, вытянулся по стойке смирно, взял руку по козырек (под пилотку), отдавая честь и, претворился деревом. Генерал быстрым шагом понесся прочь, а за ним целая кавалькада офицеров, полубегом, как зомби, в затылок друг за другом. Я даже закачался от ветра! Внезапно все стихло, на меня никто не обратил внимания. Я зашел в штаб и спросил у дежурного, кто меня вызывал? «Никто», последовал ответ! (По-моему, дежурным стоял Боровик…?)
До сих пор задаюсь вопросом, какая сила остановила генерала в последнее мгновение перед выходом из штаба в момент, когда я влетал в него, ведь столкновение лбами было практически неизбежно! Представляю себе, что меня ожидало обвинение в связях с НАТО в подготовке покушения на Командующего ЮГВ, не меньше. Но, НАТО не повезло, а мне – да!
осень,1987г
  • avatar
  • 2
  • Количество просмотров топика 2491

"Омск". Субъективные впечатления-воспоминания о срочной службе в ВС СССР ++++

«Омск»
Утром благополучно высадились в Омске. По-моему было холодно. (Несколькими годами позже, неоднократно приезжая в Омск рано утром летом я всегда замерзал). В начале перрона был железный пешеходный мост. Вот под ним мы и скучковались. Рядом стоял скромный монумент Ленину с вытянутой вперед рукой. Пешком мы отправились (нас повели) в какую-то часть, служить, как нам казалось. Но это были еще 6 дней нового «холодильника». Помню, нас отправили не то в баню, не то в душ, где удалось смыть с себя пот и грязь первых шести дней пребывания в армии. На выходе гражданскую одежду мы покидали в небольшую комнату, где уже копошились какие-то бывалые солдаты, подбирая себе обновку. Взамен нам выдали форменное обмундирование: ХБ, кожаный ремень, сапоги и шинель. Мне не смогли найти яловых сапог моего размера. Нашли только кирзовые. Это меня не мало расстроило, так как все знали, что за границу идут только в яловых, а если у тебя кирзовые сапоги, то – извини! Позже мне все же удалось найти яловые!
Первый ночлег в почти армии. Оказалось, что уложить на ночлег целый вагон народа оказалось не так просто, но вполне осуществимо в армии. Командовать нами поставили трех сержантов. Два из них выглядели вполне солидными дядьками, а один больше походил на кричаще-визжащее существо. Всех нас завели в какой-то актовый зал со сценой и портретом Ленина на заднике (хотя, портрета я точно не помню, но по ощущениям, он просто должен был там быть). Из залы были убраны все кресла, а на полу лежали не то маты, не то матрасы. И сержанты стали думать, как нас уложить спать на такой кровати. Стоя все помещались, а вот лежа – проблема. Стоя спать не положено…
После первой попытки улечься, оказалось, что доброй трети места не хватает… Сержанты стали ломать свои головы, что делать и как быть..? Решение было гениальным!

Всю нашу компанию построили в затылок друг другу в несколько колонн по всей длине зала, с расстоянием между колоннами в средний рост рядового призывника. Все, что оставалось нам, по команде «Ложись!» успеть упасть набок, всем в одну сторону, обеспечив себе щель для сна. Это было круче, чем падающее домино. Все колонны грохнулись на маты и здесь выяснилось, что многие не успели упасть и остались без «постели». Великая вещь – повторение! Нас снова подняли, построили и скомандовали: «Ложись!» Стоящих осталось меньше. Сержантам понравилось наблюдать такое шоу. Стоя на сцене, они управляли целым залом. Они решили повторить. И в третий раз осталось несколько заторможенных парней, которым не хватило места. Сержанты, что-то бурча, прошлись по залу, нашли несколько не совсем плотных мест и уложили в них стоящих. Сержанты скомандовали: «Отбой!» и погасили свет. Спать в столь большой и тесной кровати хотелось не всем, народ стал делиться впечатлениями, по залу пополз гул. Сержантам на сцене это не понравилось. Один из самых ретивых крикнул: «Команда была отбой! Заткнули ебала!». На что из зала ему лаконично ответили: «На хуй пошел!» Сержант взвизгнул и заорал: «Кто сказал?! Подъем суки!» Но, более здравомыслящие сержанты его остановили: «Да успокойся ты!» Я уснул.

Каждый день формировались команды, которые уходили служить в реальные части, в Германию, в Польшу, еще куда-то. Я почему-то никуда не попадал. Так прошло 5 утомительных дней. За это время я научился спать на черенке штыковой лопаты, положенной поперек обычной канавы, что не мало меня удивило. Когда же в расположении части оставалось совсем немного призывников, а в списках очередной команды моя фамилия так и не прозвучала, я решил подойти к сержанту и выяснить, в чем дело? Оказалось, что меня давно потеряли и Личное дело уже приготовили для отправки в Новосибирск. Командиры почесали затылки и включили меня в последнюю команду, которая шла за границу. Как я считал, мне повезло. Да и местные старослужащие в голос говорили: «Повезло вам, в загранку идете!»
В части осталось несколько ребят, на которых не нашелся покупатель и они остались на Родине. Они с понурыми лицами смотрели, как последняя команда покидает часть, в составе которой был и я. Мы побрели на вокзал все под тот же железный мост. Так закончился двенадцатый день в армии.
На вокзале в Омске мы стояли у монумента Ленину. Много лет позже, этот монумент снесут и станут возводить новое здание пригородного вокзала. Копая яму под фундамент строители обнаружат останки скифского воина со стрелами. Вот такая вот метаморфоза.
июнь,1986г
  • avatar
  • 5
  • Количество просмотров топика 1617

"ХХХ". Субъективные впечатления-воспоминания о срочной службе в ВС СССР +++

ХХХ
А еще я помню лица знакомых ребят-сослуживцев после того, как им отдали приказ на «прочесывание» местности с правом открывать ответный огонь на поражение,… если по ним откроют огонь… на их лицах не было эмоций, только мертвые маски. В общем, 2 года такой задницы...., но тянет вернуться в Секешфехрвар и посмотреть на казармы, место, где и происходил этот бред.(В настоящее время капитальные кирпичные сооружения-казармы, хранившие на себе следы-выбоины от событий 56-го года, снесены, как и все расположение части вместе с боксами боевых машин, а на их месте построен современный торговый комплекс, что в общем-то правильно. Хотя, большинство гарнизонов просто брошено и поросло буйной растительностью, но сохранилось. Качество жилья советской постройки таково, что в нем не селятся даже местные цыгане...)
А пару-тройку лет спустя я увидел своего командира взвода в программе Молчанова «До и после полуночи»… он брал интервью у бойцов элитного на тот момент спецподразделения. Все бойцы давали интервью спиной, а взводный смотрел в камеру. Взводный сетовал на то, что его разжаловали из майоров в капитаны за неисполнение приказа. Насколько я его знал, он мог не выполнить только один приказ: пленных брать, раненых не добивать. Я потом всю ночь не спал…
  • avatar
  • 1
  • Количество просмотров топика 1537

СЛУЧАЙ С ЛЕЩИШИНЫМ/ Субъективные впечатления-воспоминания о срочной службе в ВС СССР +

СЛУЧАЙ С ЛЕЩИШИНЫМ
Был забавный эпизод с капитаном Лещищиным (Орден Красной звезды, Медаль «За отвагу», два ранения), когда он исполнял обязанности начальника штаба — я оформлял карту к каким-то учениям, четко следуя его указания… сделав карту, я приносил ее ему, а он, посмотрев, говорил: нет, уже не верно, надо переделать… и так весь день… в конце дня он произнес сакраментальную фразу: «Захаров, наверно ты думаешь, капитан долбоеб, сам не знает, чего хочет?...» на что я сразу же ответил: «Так точно, товарищ капитан!» (думаю, ни дин боец из его развед-десантной роты из-за страха быть убитым на такое бы не решился,… а дальше он спокойно продолжил: «Да, Захаров, а что сделаешь, это армия, здесь всегда так…»
  • avatar
  • 2
  • Количество просмотров топика 1031

Субъективные впечатления-воспоминания о срочной службе в ВС СССР ++

ПРИЗРАК ГАУПТВАХТЫ. ЭПИЗОД 1
Как-то рано утром позвонили из штаба (или пришел помощник дежурного по части) и сказали, что нужно срочно бежать за комбатом (Яковенко). Так как я был посыльным за ним, то я и побрел. Выйдя из расположения (3-й роты), я вышел на дорожку в сторону техпарка, на ходу застегивая шинель и ремень. Как сейчас помню, был туман. Повернув к калитке слева от входа в парк, я обратил внимание, что там уже кто-то стоит с другой стороны и что-то пытается до меня донести. Это был Чернушин, подполковник (бывший комбат батальона связи). Он кричал, чтобы я вернулся к КПП техпарка и сказал дежурном, что бы тот открыл калитку. Мне, например, это было совсем не нужно, так как я всегда просто перелезал через забор, что, кстати, делали многие офицеры. Я повернулся и не торопясь пошел к КПП. Да, я упустил весьма существенную деталь, — у меня побаливало колено и я прихрамывал. (Колено болело от того, что я вечерами постоянно бегал кроссы по части, а так как бегал я по асфальтированной дороге, по прямоугольнику, то каждые примерно 80 метров делал левый поворот и наколотил колено…). Чернушин закричал: «Бегом, солдат!!!». На что я, несколько обернувшись, спокойно сказал: «Не могу», и продолжил неспешное движение еще больше прихрамывая. С КПП уже несся на встречу какой-то сержант с ключом, открывать калитку. Я развернулся и, как ни в чем не бывало, попытался продолжить свой путь к комбату. Чернушин подошел ко мне и скомандовал: «Солдат, на гауптвахту бегом марш!!!». На что я сказал: «Я иду посыльным за командиром батальона». Это его не убедило и мне пришлось развернуться и имитируя бег, постепенно переходящий в шаг, направиться в сторону комендатуры (по-моему так называлось то место, где сидел дежурный и находилась КПЗ. Это взбесило Чернушина еще больше! Он догнал меня и вот что я увидел: глаза его были абсолютно мраморно-голубого цвета, он кипел от злости и ненависти ко мне, шапка на его голове подпрыгивала!!! Я не преувеличиваю. Я понял, что он готов убить меня и мне пришлось все же бежать, но медленно. Когда он ворвался в комендатуру, на встречу ему выбежал прапорщик с традиционным докладом (прапорщик был его бывшим подчиненным). «Посадить вот этого ефрейтора на десять суток!!! Скажите, что приказал!!! За неповиновение!!!» На этом он развернулся и покинул комендатуру.
Представьте, как я должен был в свои 19 лет воспринимать происходящий абсурд, как мне казалось, когда вокруг какие-то мужики, в пагонах, с кучей звезд, почти боги, пытаются что-то со мной сделать!
Но, это только начало! Самое интересное еще впереди!

На удивление, прапорщик спокойно сказал: «Ну, пойдем». Я как полагается, сдал ремни, документы и был помещен в КПЗ, — небольшая, два на два камера, деревянным подиумом еще меньшего размера и специальным образом покрытыми цементом или чем-то подобным стенами, чтобы к ним не очень-то хотелось прислоняться. Все это было весьма серого цвета. Я был уверен, что десяти суток гауптвахты мне не избежать и я уже предвкушал десять дней отдыха за топкой буржуйки, так как в карауле стояли наш батальон и офицеры, и я весьма сомневался, что они решаться отправлять меня на какие-нибудь работы. Но, что-то мне уже подсказывало, что даже если мне придется ночевать на гауптвахте, то, скорее всего, на день меня будут отправлять во все тот же любимый штаб! Иначе кто будет вести ежедневное делопроизводство?! Просто на это физически ни у кого не было компетенций (приказы, подписи, печати, секретные документы, получил, сдал, расписался, зарегистрировал, положил в нужное место, поставил-снял на довольствие). Я понял, что ничего не изменится. Единственное, о чем я сейчас переживал, так это о том, что не дошел до Яковенко и возможно, подвел его.
Продолжаю сидеть. Слышу, кто-то входит в комендатуру. Прапорщик докладывает. Дверь КПЗ открывается и передо мной стоит старший лейтенант Микоян (был такой, над ним шутили – сын космонавта…или что-то в этом роде). Н он на меня, ни я на него, очевидно не произвели впечатление. Сижу дальше. Слышу, опять кто-то входит, ему докладывают: «Товарищ майор, так то и так-то, один задержанный, привел подполковник Чернушин, за неподчинение». Жаль, забыл фамилию майора, это был комендант гарнизона и по слухам, он, мягко говоря, не любил солдат. Тут я решил, что сейчас он на мне оторвется и обрушит на меня громы и молнии. Я приготовился. Дверь отворилась. И совершенно спокойным удивленным тоном майор спросил: «Во, а ты че тут делаешь?» Надо сказать, что я был не менее удивлен! Он так же снисходительно продолжил: «Ты что, устава не знаешь, что старшему по званию надо подчиняться?.. Ну пойдем, я тебе дам устав, пока я езжу по караулам, выучишь статью (225??), вернусь, если расскажешь, отпущу.» На том и порешили, он вручил мне устав. Увидев статью, я решил, что это плевое дело нескольких минут! Я вернулся в камеру. Не тут-то было! На каждого начальника есть другой начальник, все только начиналось!
Здесь я хочу сказать о столь снисходительном отношении ко мне считавшегося грозным майора. Дело в том, что он был нештатным куратором по спорту в гарнизоне. Просто, он любил солдат, которые занимались спортом. Он знал, что я играю в футбол и бегаю кроссы по вечерам. Это все и решило.
Дальше. Дело шло к обеду. Я уже понимал, что в штабе меня потеряли и там давно аврал. Статью о том, кто кому подчиняется я уже выучил и ждал, когда же скрипнет дверь и появится комендант. И дверь скрипнула. Слышу очередной доклад: «Товарищ полковник, та-та-та-та-та-та. Один задержанный». «Ну, показывайте». У меня ёкнуло в груди. Открывается дверь. Я стою. В дверях стоит прокурор гарнизона, полковник под 60 лет, седой как лунь, голова вросла в сутулые плечи, который спокойно вершит судьбы солдат в трибуналах. И вот что я слышу: «Не подчинился подполковнику, пошел против Советской власти, ну дайте ему десять суток!» (или расстрел, что читалось в его глазах). И удалился. Это конец, подумал я (Штирлиц). Теперь точно, гауптвахта. Буквально через несколько минут все же появился долгожданный майор. Он открыл камеру и с сожалением сказал: «Ну, я уже ничего не могу поделать, прокурор гарнизона приказал..». Надо сказать, к этому моменту такая динамика с неопределенностью моего положения мня уже изрядно поддостала. Не тут-то было! Спустя какой-то час я вновь сквозь дверь слышу самое главное явление – очередной доклад!!! «Товарищ майор,…… та-та-та-та-та-та-та!». И голос Яковенко!!! После чего я понял, что это во всех смыслах конец для меня! Сквозь стену я слышу его медленные с подергиванием ног шаги (была у него такая привычка, как будто ему что-то трет между ног, за что в купе с усами он и получил прозвище — таракан) и столь же медленный размеренный голос, произносящий сакраментальный вердикт: «Я был у прокурора гарнизона, он сказал, что по уставу посадить на гауптвахту солдата имеет право только его непосредственный командир. Я его непосредственный командир и я его не посажу!» Я буквально чуть не рухнул в камере от услышанного! Судьбу ефрейтора Советской Армии, который отказался бежать бегом ранним туманный венгерским утром решало, по крайней мере, пять офицеров! Комбат забрал меня из комендатуры и отправил на политзанятия, которые еще шли, спокойно сказав, что поговорим после. Добавлю, что тогда я весьма боялся предстоящего разговора, который будет плотно сдобрен матами и проклятиями. Я ошибался. Яковенко больше никогда об этом так и не вспомнил. Поздно вечером, когда уже сменились караулы, прапорщик, принимавший меня в комендатуре утром, зашел ко мне в кабинет ПНШ и почти шепотом сказал, что подполковник Чернушин весь день звонил в комендатуру и пытался выяснить, почему меня не посадили! Позже, когда мой пеший путь пересекся во встречном движении с Чернушиным и я, как положено, отдал ему честь, он демонстративно не стал смотреть в мою сторону. И вот кто скажет, ради чего все это?!
1987г
  • avatar
  • 2
  • Количество просмотров топика 1574

Субъективные впечатления-воспоминания о срочной службе в ВС СССР +

КОМДИВ В ТУМАНЕ
Поздно вечером меня вызвали в штаб, где я получил от кого-то сообщение (то ли с комбатом говорил по телефону, то ли кто-то мне передал, но это уже не важно), что нужно составить какое-то донесение по личному составу и за подписью комбата срочно-пресрочно доставить в штаб дивизии. Я быстро его состряпал, подписался автографом комбата, одел шинель и отправился в штаб дивизии, который находился по соседству, через пару заборов. Для этого всего-то и надо было в свете уличных фонарей пройти полторы сотни метров по тротуару, принадлежащему суверенной Венгрии. Оказалось, что не все так просто и это была только завязка последующих драматических событий…
Миновав КПП, я тут же встретил патруль: прапорщик Кайдалов и два солдата. «Куда отправился?!»- спросил он меня. Я ответил, что несу донесение в штаб дивизии по приказу комбата. Ему ничего не оставалось, как пропустить меня, хотя, как я помню, было какое-то распоряжение – никого не пропускать. И я мирно побрел сквозь ночной туман по тротуару в рассеянном свете придорожных фонарей, в направлении КПП штаба дивизии. Пейзаж был абсолютно психоделический и фигура встречного человека, которая стала приобретать очертания в тумане дальше на тротуаре, только привнесла романтики в картину. По мере обретения четкости фигура стала походить на вполне офицерскую, в шинели. Я приготовился перейти на строевой шаг и отдать честь. Отчеканив первый шаг и почти взяв под козырек (под шапку), я опознал во встречном полковнике комдива Чижевского. «Куда следуете, товарищ солдат?» — неожиданно для меня спросил комдив. Я было попытался объяснить, но он не дослушал, сказав: «Следуйте за мной». И я пошел за ним. Перед нашим КПП к нам почти подбежал пружиня строевым шагом Кайдалов: «Начальник патруля, прапорщик Кайдалов!», — отрапортовал он. «Почему пропустили солдата?» — спросил комдив. У Кайдалова округлились глаза, он успел произнести пару звуков и услышал продолжение речи комдива: «Десять суток ареста!». «Есть, десять суток ареста», — моментально отчеканил прапорщик, с трудом удерживая глаза в орбитах. В это мгновение в глубине души я даже пожалел прапорщика. Мы прошли через КПП и пошли по территории части. Хочу добавить, что Чижевский, проходя через КПП, любил задавать вопросы дежурившим там солдатам и сержантам. Например, просил ответить, чему равен синус тридцати градусов или синус в квадрате плюс косинус в квадрате. Но в этот раз он почему-то никаких математических вопросов не задал. Двигаясь в направлении нашего штаба комдив что-то сообщил мне по поводу неуставных отношений в частях и я даже пытался философствовать с ним на эту тему, но в душе полковника это не нашло отклика. Мы вошли в штаб, навстречу выскочил Дежурный по части с докладом (почему-то мне кажется, что это был Боровик). «Отведите солдата в расположение и уложите спать», — распорядился комдив, развернулся и ушел. Я сказал дежурному, что дойду сам, на что получил ответ: «Нет, раз комдив сказал отвести, значит, я отведу!». Мы проследовали в расположение, где я и попытался лечь спать. Но мы-то помним, что драма только развивалась, а на дворе стояла обычная осенняя венгерская ночь. Несколько десятков минут спустя меня снова вызвали в штаб. Прибыв в штаб, я узнал, что меня разыскивает майор Бабушкин, разъяренный тем, что якобы из-за меня его подчиненного отправляют на гауптвахту, и в приступе ярости готовый мне отомстить за такую несправедливость. На удивление, мне не довелось с ним встретиться в этот раз, а позже я узнал, что комдив каким-то образом отменил свое распоряжение в отношении прапорщика и все рассосалось…
1987г
  • avatar
  • 2
  • Количество просмотров топика 1362