Путевые записки И. И. Завалишин.

"… Проезжая Омским и Ишимским округами, любуясь их цветущими селами, беспредельными полями, зеленеющими уже всходами будущей жатвы, мы из Ишима своротили в Петропавловск, чтобы лично ознакомиться с этим нынешним центром сибирской линейной заграничной торговли. Замечательный не менее Ишима своим быстрым развитием, город Петропавловск стоит на правом горном берегу реки Ишима, на границе Киргизской степи, в 564 верстах от своего губернского города Тобольска. Он основан в 1752 году, при окончательном устройстве нынешней военной линии. Крепость его уже упразднена, и он считается заштатным городом Ишимского округа. В нем центр таможенного управления Сибирской таможенной границы и местопребывание начальника Сибирского таможенного округа. Домов — 1.148, церквей 3 и 1 мечеть, жителей 6.761; из них окладных мещан 672 (в том числе еврей 1 и магометан 84), ремесленников 628, салотопенных заводов 30 и приходское училище. Из этого видно, что в ряду городов Западной Сибири он занимает видное место и постоянно в прогрессе.
Ярмарка около петропавловской крепости...
фото maksim
И точно. С самого основания Петропавловска, началась уже в нем меновая торговля с Западным Китаем, Кокандом и Бухарией. Торговые караваны приходят обыкновенно два раза в год, весной и осенью, преимущественно из Ташкента (Кокандского ханства) и, частью, из Бухарии, чрез Ташкент. Но торговля Петропавловска важнее торговли Семипалатинска и Троицка с Оренбургом на Оренбургской линии. Правительство допускает здесь азиатцев приходить с караванами на пограничные наши торговые пункты без паспортов, чтобы не стеснить торговли. Азиатцам дозволяется закупать русские изделия на неограниченные суммы, без записи в гильдии; пошлины наши умеренны, и все эти благоприятные данные год от году умножают число прибывающих сюда азиатских торговцев. В 1858 году приехало в Петропавловск азиатских купцов с караванами 346 человек.

Из Ташкента и Бухарии привезено товаров на 602.319 р. сер., а отпущено русских товаров на 485.300 р. сер. и монеты на 43.451 р. Статьи азиатского привоза суть: хлопчатая бумага, марена, сухие фрукты, изюм, кишмиш, урюк, цицварное семя, мерлушка, мягкая рухлядь, бумажные, полушелковые ткани очень дешевые, ноские и нелинючие. Они во множестве раскупаются даже крестьянами. Отсюда идут в Среднюю Азию: полуситцы, плис, нанка, миткаль, юфть, тюменские кожаные изделия, сукна, медные и железные вещи, посуда, сундуки и проч.; фабричные изделия идут отсюда большею частью московских и владимирских фабрик: Посылина, Тушнина, Миндовского, Кононова и других; но и здесь, как в Ишиме, с салом повторяются те же жалобы. Сверх того, много выпускают ситцев и сукон гнилых и тем подрывают доверие азиатцев.

фото maksim
Но среднеазийская торговля, как она здесь ни быстро развивается, бледнеет, однако, как мы видели, пред громадными оборотами скототорговлей. Тут истинный корень благосостояния Петропавловска, и железные дороги еще сильнее разовьют закупку скота, потому что сало такой товар, который всегда будет в спросе в Петербург для отпуска в Европу. Кроме того, чай, который теперь преимущественно вывозят в Семипалатинск из Западного Китая, предназначен, при улучшении путей сообщения между Омском и Кульджей чрез Заилийский край, играть важную и чуть ли не первостепенную роль в торговом движении всей Сибирской линии…

фото maksim
… Меновой двор в Петропавловске необыкновенно оживлен в весеннюю пору. Из степи приходят азиатские караваны, верблюдов развьючивают, кипы товаров складывают грудами. Киргиз джигитует на своем степном бегуне, важный бухарец сидит поджавши ноги, суетливый ташкенец торгуется с хитрым казанским татарином, таможенные досмотрщики кричат; это и меновый двор и толкучий рынок, самый веселый, самый оживленный, самый пестрый!

фото XXL
А Петропавловск выдвигается эффектно на крутом берегу реки. И, когда все это облито широкими лучами полуденного солнца, а далеко раскинувшаяся степь начинает зеленеть яркой майской зеленью; когда воздух наносит ароматическое дыхание весны и свежести, — сердцу становится так легко, мысль так радостно объемлет будущее — те годы, в которые вся эта кипучая деятельность утысячерится при устройстве сибирских железных дорог, разбудив целый обширный край и вдвинув его в солидарное ныне поступление вперед России с Европой.

«Торговое Общество» Сибирского линейного казачьего войска распространяет свою похвальную деятельность и здесь, и по всей линии, и в степи Киргизской, и даже в среднеазийских владениях; а смелостью, честностью, оборотливостью, добросовестностью — подает собою пример даже и торговому сословию. Оно состоит ныне из 280 служилых казаков и 20 резервных урядников, т. е. по 28 казаков и по 2 урядника от каждого из 10 полков войска. Эти торговые казаки платят в войсковую казну за право торговли по 57 р. 50 к. сер. в год. Обязательный срок их службы 30 лет; но они избавлены от всех личных нарядов. Торговое общество принесло не только денежную, но и нравственную пользу войску, развивая в нем дух порядка, труда я предприимчивости, влияя благодетельно на все войсковое сословие примером, распространяя вокруг себя благосостояние в станицах и приохочивая их обывателей к полезным занятиям. Впрочем, просвещенная заботливость генерала Гасфорда, подняв города Западной Сибири, распространилась и на войсковые заселения Омской линии. Это немецкие колонии в казачьей форме. Лучше похвалы и справедливей приискать невозможно. Щегольская чистота, порядок, хорошие постройки, палисаднички, чистенькие улицы, — все это весело смотрит. Понимаем, что тут есть бдительность и заботливость, ум и чувство. А не забудем, что в глубине Киргизской степи сделано еще более. Вообще, о Сибири, даже и в отношении построек, не имеют в России никакого понятия. Кто привык видеть русские курные избы с деревянными трубами и земляным полом, крытые соломой лачужки, развалившиеся плетни, навоз и грязь по ступицу в селениях, даже на почтовых трактах — тот с трудом поверит, что Сибирь — русская Германия, страна опрятная и в доме, и на человеке. Вот самое лучшее оправдание того, что ныне предпринимает Государь во внутренних губерниях. Если он сделает их, не говорим похожими на Европу (до этого еще, увы, страшно далеко!), но хоть похожими на Сибирь нравственным и умственным развитием простого народа, опрятностью белья, одежды и обуви, хорошими постройками, прилежанием к работе, порядком и чистотой домашней жизни — Россия уже выиграет сто на сто.

Из Петропавловска, этого полуазиатского города, которому, как и всему югу здешнего края, предстоит такая богатая будущность, свернули мы с Омской линии и углубились в Курганский округ, где радостно встретили великолепную майскую ночь, среди этих оживленных сельским трудом и неслыханным в России благосостоянием и довольством местностей. Изредка на отдаленной окраине заишимских степей сверкали перебегающие огоньки, как бы лижущие землю. Это остатки «палов», т. е. огней, пускаемых весной по луговой стороне реки Ишима для выжигания сухих трав. На другой день мы уже были в Кургане."

Источник:
1. И. И. Завалишин. Описание Западной Сибири. [Том 1]. — М., 1862.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.