Коренизация аппарата. КАССР.Петропавловск

Работа по вовлечению казахов в партийные, советские и общественные организации, получившая название ”коренизация аппарата”, проходила с большими трудностями. В условиях, когда на 100 человек среди казахского населения имелось всего четыре грамотных, трудно было быстро и успешно решать проблемы коренизации. Начинали с выявления грамотных и способных людей, устройства их на курсы счетоводов, делопроизводства, культпросветработы. Часть кадров, пройдя через ликбезы, трехгодичную школу казбатрачества, направлялись в партшколу, созданную в Петропавловске в 1920 г. (в 1921 г. она реорганизована в губсовпартшколу). Бывшие скотоводы-кочевники, батраки вовлекались в активную работу в аульных Советах, волисполкомах, Красных юртах, народных судах, партийных ячейках и т. д. В советских, кооперативных, общественных организациях было учтено для коренизации более тысячи функций. Губисполком разработал календарный план коренизации аппарата. Только губернским органам для канцелярской работы сразу потребовалось около 300 человек, владеющих казахским языком. А сколько их нужно было на местах! Ведь Президиум КирЦИК принял в марте 1921 г. постановление: проводить перевыборы городских, сельских, аульных и поселковых Советов через каждые три месяца…
14 июня 1922 г. губисполком принимает постановление о ведении делопроизводства в казахских волостях и аульных Советах на родном языке, что поставило задачу комплектования штатов подготовленными кадрами. Создаются губернская, а также Петропавловская уездная комиссии, специально ведавшие подготовкой и распределением среди учреждений и организаций кадров коренной национальности. В губернском и уездных исполкомах аналогичные комиссии организовали делопроизводство на казахском языке в советских учреждениях. В губкоме партии специальная комиссия распределяла по учреждениям казахских работников. В 1922 г. уже 36% состава волостных исполкомов Советов составляли казахи, в 1923 г. -43,5%.
22 ноября 1923 г. КирЦИК принял постановление о признании на территории КССР киргизского (казахского) и русского языков как государственных, о ведении делопроизводства в государственных, общественных учреждениях и организациях КССР наряду с русским и на казахском языке. Губисполком издал 24 января 1924 г. свое постановление о ведении делопроизводства на казахском языке в Акмолинской губернии, в соответствии с которым с 1 февраля вводилось делопроизводство на казахском языке во всех казахских волостях и аулсоветах. В волостях со смешанным населением аппараты волисполкомов на 50% укомплектовывались сотрудниками-казахами. Секретарь ВИКа — казах выполнял здесь роль переводчика. С этого времени губернские и уездные учреждения между собой и с казахскими волостями вели переписку на русском и казахском языках. В Петропавловске й других уездных центрах были открыты курсы для русскоязычных служащих по изучению казахского языка и письменности.
Например, в Петропавловске действовали шестимесячные межведомственные курсы для работников, функций которых подлежали переводу на казахский язык. Благодаря этому среди служащих быстро росла прослойка национальных кадров (на 1 января 1925 г. — 7,4%, на 1 апреля — 8,5%, на 1 мая — 10,1%, на 1 сентября — 12,2%). Каждый шестой ответственный работник в губернских учреждениях являлся представителем коренного населения.
В отчете губисполкома за 1926-1927 гг. отмечалось, что ”к данному времени все делопроизводство и счетоводство в казахских ВИКах и аулсоветах ведется на казязыке, в единичных случаях из-за отсутствия подготовленных работников счетоводство ведется на русском языке”.
Коренизация решила задачу не просто механического насаждения национальных кадров, а широкого вовлечения в управление государством беднейших слоев населения. Успех в этой политике особенно был очевиден в ходе выборов в местные органы власти, демонстрировавших повышенную политическую активность казахского населения.
В числе первых председателей аулсоветов — активных выразителей интересов беднейших слоев казахского населения в ауле были К. Белькошиев (аул № 1), Ибрай Абугалиев (аул № 2), Юсуфбик Дусуков (аул № 3), Бикбир Тгалибаев (аул № 4), Галий Бибиргаев (аул № 5) — в Сарайгирской волости (ныне Советский район); Комза Ойчекин (аул № 1), Юсуп Кусенов (аул № 2), Абиль Юсупов (аул № 3) — Тарангульской волости (ныне Ленинский район) и др.
Увеличился приток казахов в партийные ряды. В числе первых коммунистов, внесших большой вклад в хозяйственное и культурное строительство в Северном Казахстане были: Ш. Забнров — член партии с 1918 г., М. Гибадулин — с 1919 г., X. Маназаров, М. Бейсенов, X. Айтпенев — с 1920 г.
Процесс коренизации аппарата, внедрение казахского языка в делопроизводство шли не безболезненно. Как отмечалось в документах губкома партии, ’’казахская интеллигенция распространяет слухи, что якобы лица, не владеющие казахским языком, ни в коем случае не будут приниматься на работу в аппарат”. Такой слух и некоторые обстоятельства, создавшиеся в силу местных условий, лишний раз являются усиливающим антагонизм средством для шовинистически настроенных коммунистов...”.
Совершенно неожиданно коренизация выявила еще одну болевую точку: становились не столь нужными отдельные категории служащих из лиц татарской национальности, ранее считавшиеся незаменимыми. В информативных сводках нередко отмечалось: «Татары обижаются на киргиз, что… они занимают те или иные должности в совучреждениях, а татары не могут зачастую устроиться на службу хотя бы техническими работниками...”. С проявлениями национализма и шовинизма, особенно среди коммунистов, советских работников, велась постоянная и жесткая борьба. Все случаи столкновений на этой почве, как правило, рассматривались в партийных ячейках, в вышестоящих партийных органах и виновные наказывались.

Источники:
1. Н. А. Иванова; М.М. Мелехин, К.Н. Нурпеисов, В.И. Трусов. Северо-Казахстанская область. АЛМАТЫ „КАЗАХСТАН“, 1993

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.