Главный восстановитель храма

А.А. Наумов. 1965 год.В майский день 1979 года в притворе подгорного собора состоялся странный разговор, немало поразивший невольных свидетелей. К священнику обратилась пожилая женщина в траурном одеянии с просьбой отпеть в храме ее покойного мужа. Церковнослужитель на минуту остановился рядом с просительницей и вдруг решительно зашагал к выходу, резко бросив на ходу:
— Наумову нет места в храме!
— Как же так?! — громко запричитала женщина. — Ведь это его храм! Он сам своими руками его восстанавливал!

Однако кроме испуганных прихожан ее уже никто не слушал. Самым удивительным в этой сцене было то, что вдова говорила правду. Александр Афанасьевич Наумов действительно был участником и руководителем работ по восстановлению собора. Иначе и быть не могло: в этом далеком сорок пятом году среди добровольцев, пришедших возродить разрушенную и поруганную церковь, только Наумов имел диплом инженерастроителя.

Прошло уже более 20 лет со дня его смерти, но и сегодня можно встретить немало людей в Петропавловске, которые отмечают исключительную роль Александра Афанасьевича в восстановлении собора. Многие помнят его на строительных лесах с красками и кистью в руке. Наумов был хорошим художником. Его фрески и сейчас украшают купол и стены собора. Вспоминают его как честного, бескорыстного человека. В распоряжении Наумова был постоянный контингент рабочих, которым выплачивалась заработная плата. Подписывая финансовые документы, закрывая наряды, он принципиально не вносил в них свою фамилию.

Так за что же посмертно был наказан Наумов церковью, причем той церковью, которая сама десятилетиями пребывала в бесправном, униженном состоянии? Думаю, многое в этом вопросе прояснят воспоминания современников и архивные материалы.
Наумов родился в 1886 году в небольшом городке Кологрив Костромской губернии. Родом из мешан. После окончания Костромской учительской духовной семинарии перед ним открылись два пути: либо стать учителем начальной школы, либо вступить на путь веры — быть священником сельской приходской церкви. Но неожиданно он уезжает в Петербург и там поступает на архитектурно-строительный факультет Высших политехнических курсов. Получив диплом инженера-строителя, Наумов всецело отдается практической деятельности, переезжая из одного населенного пункта в другой по дорогам необъятной Сибири. Строит жилье, казенные здания, железнодорожные объекты и т.д. В 1906 году судьба занесла его в Томскую губернию.

Этот год стал переломным для Наумова, впрочем, он был переломным и для всей России. Наумов снова становится студентом. На этот раз Томского учительского института. Поступок его был вполне объясним. Дело в том, что одним из завоеваний первой революции в России стал открытый доступ в высшие учебные заведения. В 1909 году уже в качестве преподавателя математики и физики он уезжает на службу в одно из уездных училищ Томской губернии. Вместе с ним сеять «разумное, доброе, вечное» едет его красавица-жена Сусанна. Для четы Наумовых наступили умиротворенные, пожалуй, самые счастливые в жизни Александра Афанасьевича годы.

Мирный поток этой жизни нарушила гражданская война. Вслед за ней наступило мрачное время голода, холода и болезней. С тревогой наблюдал Наумов за всё ухудшающимся здоровьем жены. А тут еще в их дом зачастил представитель местного ревкома, заинтересовавшийся дворянским происхождением Сусанны Иосифовны. Наумовы решили покинуть насиженное место и уехать в благодатный район Казахстана — поселок Боровое Кокчетавского уезда. Здесь находилась Лесная школа, преобразованная впоследствии в Лесной техникум, где Наумов получил место преподавателя. Так началась его педагогическая деятельность в Казахстане. Кроме Лесного техникума, в послужном списке Наумова значатся землеустроительный и механический техникумы в городе Петропавловске, а также средняя школа №2 имени СМ. Кирова. Те, кому довелось учиться у Александра Афанасьевича, вспоминают о нем с благодарностью. Это был человек энциклопедических знаний, талантливый и весьма требовательный педагог. Примечательно, что его знания в области строительства были постоянно востребованы.

Вот характерный пример. В архивных материалах землеустроительного техникума хранится приказ директора от 17 ноября 1941 года «… инженера-строителя А.А. Наумова зачислить в штат техникума преподавателем математики и дорожного дела...». И тут же приказ от 19 сентября: «… временно возложить на преподавателя техникума А.А. Наумова руководство ремонтными работами по штукатурке и побелке всех зданий техникума».

Жил Наумов под горой в собственном доме по улице Тухачевского. Не удивительно, что к нему одному из первых еще до официального разрешения властей обратилась инициативная группа по восстановлению Покровской церкви (так первоначально назывался собор).

Нетрудно представить, как радовала и будоражила сердца верующих весть о том, что храм подлежит возрождению. Напомню, что это был победный сорок пятый год, когда горожан объединяли общий душевный подъем, надежда и вера в будущее. Наумов с энтузиазмом принял предложение возглавить стройку. Как грамотный специалист он начал работу с поиска любого плана православной церкви (от Покровской церкви остались только стены). Надежды на то, что может сохраниться план разрушенного храма, конечно, не было. Но произошло чудо: в архивных документах Наумов обнаружил в прекрасном состоянии архитектурный проект Покровской церкви, заверенный Александром I и датированный 1813 годом. Многие тогда восприняли радостную весть как знак свыше.

Оставив педагогическую деятельность, Александр Афанасьевич полностью посвятил себя реставрационным работам.
Прошло пять лет. И вот наступил поистине исторический момент: после 15-летнего перерыва в стенах пока еще очень скромно убранного храма началась Божественная литургия. Очевидцы вспоминают, что это случилось накануне Светлого Пасхального воскресенья.

Шли годы. Эти годы были, как известно, годами незатухающей, жестокой и неравной борьбы с религией. О методах этой борьбы и сегодня нам далеко не все известно Как правило, новое очередное наступление на церковь сопровождалось «разоблачительными» публикациями, которые смаковала и тиражировала советская печать. Все это, конечно, негативно сказывалось на внутрицерковной жизни, порождало жалобы, обвинения, распри и пр. Подобных явлений не избежал и подгорный собор. Здесь в роли арбитра нередко выступал Александр Афанасьевич — активный член церковной двадцатки.

Иногда, в особо сложных случаях, Наумов обращался за помощью к митрополиту Николаю. Так или иначе, все внутренние споры решались в лоне церкви. Вот почему громом среди ясного неба явилась большая обличительная статья за подписью Наумова под заголовком «Почему я ушел из церкви». Статья была напечатана в февральском номере газеты «Ленинское знамя» за 1972 год. Именно эта публикация послужила рубежом во взаимоотношениях между Наумовым и служителями подгорного собора. Статья вызывает много вопросов. Даже при беглом чтении она наводит на мысль, что перед нами пропагандистский трюк, прикрытый именем известного, уважаемого в городе человека. Здесь, среди откровенно агентурного материала, достоверным является только один факт: действительно, в начале 1972 года Наумов подал заявление в Комиссию по соблюдению законодательства по делам церкви при Петропавловском горсовете с просьбой исключить его из церковной двадцатки. Ни о каком уходе из церкви не было и речи — до последних дней он оставался прихожанином подгорного собора. Просьба же его была вполне объяснимой, ведь в то время Александру Афанасьевичу шел 87-й год! Так обычное заявление чьей-то рукой было обыграно в шумную антирелигиозную акцию.

Кроме старческой помощи была еще одна весомая причина написагь такое заявление. Чтобы ее понять, нужно вернуться к самым трагическими дням в жизни Наумова: к весне 1938 года, когда он похоронил свою незабвенную Сусанну Иосифовну. Потеря любимого человека и внезапное одиночество (у Александра Афанасьевича не было детей) сломали некогда энергичного, щедрого на веселое, острое словцо человека. Он не хотел жить. Его утешала только мысль о скорой загробной встрече с любимой. В те дни Наумов сам сделал для себя гроб и крест. Обеспокоенная состоянием здоровья брата, в Петропавловск приехала сестра Александра Афанасьевича и уговорила поехать с ней в родной Кологрив. Неизвестно, какому воздействию подвергся Наумов на родине, только через полгода он вернулся в Петропавловск душевно окрепшим и с молодой женой Надеждой. И все-таки это был другой человек. Бесконечное горе оставило на всю жизнь рубец на его сердце. В этот период — период повсеместного разрушения храмов и атеистической истерии, он начинает тайно собирать любой доступный материал о загробной жизни. Со временем собирательская работа перешла в новое качество с собственным анализом и обобщением, а затем — к мысли о написании книги. В начале 1972 года, предчувствуя смерть, Наумов решает сосредоточиться только на своих религиозно-мистических исканиях. За год до смерти, в 1978 году, он завершил свой огромный рукописный труд и посвятил его Сусанне. Через всю свою долгую жизнь (Наумов прожил 93 года) Александр Афанасьевич пронес любовь к этой женщине. Ценой огромных усилий он спас от разрушения ее могилу. Когда в начале 50-х годов бывшее православное кладбище за Всехсвятской церковью было превращено в строительную площадку, Наумов опустил надгробие в глубь могилы и сровнял землю, оставив только ему знакомый опознавательный знак.

Умер Наумов легко. Примерно часа два до смерти он лег в постель, предупредив домашних, что больше уже не встанет. Потом, уважая просьбу и чувства покойного, вдова вложила в его холодные руки настольную лампадку, сделанную в виде распятия — память о Сусанне Иосифовне. Для близких умершего отказ церкви в отпевании явился шоком. Все хорошо знали, как гордился Наумов собором, называя его своим детищем. Хоронили его в гробу, который пролежал несколько десятилетий. А вот крест был новый. Наумов сделал его незадолго до кончины. Теперь на нем сияли слова: «Господи! Прими мой дух с миром!».
2003 г.

краевед Т.В. Макарова
Петропавловск: страницы истории»
Издательство «Северный Казахстан», 2008 г.

1 комментарий

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.