РУССКИЙ «МОДЕРН» В ПЕТРОПАВЛОВСКЕ

Широко известно высказывание, что «архитектура – это застывшая музыка». Энциклопедии объясняют сухо и конкретно, что «архитектура – это искусство проектировать и строить объекты для жизни и деятельности человека». Такое вот соединение материального и духовного – Польза, Прочность, Красота.

История архитектуры насчитывает несколько тысячелетий, но нашему-то городу всего 260 лет, и все эти – Ренессанс (Возрождение) и Барокко (Причудливый), опиравшиеся на античное искусство, прошли ещё до «нашей», петропавловской эры. Впрочем, раритеты и у нас сыщутся.

Ампир (от французского empire – империя) – стиль в архитектуре трёх первых десятилетий 19 века. Он завершал классицизм, ориентировался на образцы античного искусства. Нарочито парадные интерьеры и экстерьеры, характерные для эпохи императора Наполеона. Через сто лет он ещё раз повторился в России в так назывемом «сталинском ампире». И вот пример такой архитектуры в родных пенатах.
В 1956 году в районе ТЭЦ-1 (тогда ещё действующей) был построен Дворец Культуры Энергетиков (ныне – Казахский музыкально-драматический театр). Он располагается на краю Копая (старожилам не надо объяснять, что это за слободка). Дети из копайских хибар и бараков ходили в СШ № 3, что была по ул. Крепостной (кстати, ни 50 лет, ни 20 последних лет никто так и не взялся облагородить эту старейшую улицу города). Дорога в школу проходила мимо ДК Энергетиков, который все с особым чувством звали просто – «Дворец».

Дворец культуры Энергетиков Ныне казахский театр

По будням пионеры ходили во Дворец за книгами в библиотеку (очень, кстати, приличную), в спортивные секции и художественные кружки. А в воскресенье, зажав в кулачке гривенник на билет и двугривенный на мороженое в стаканчике, шли на дневной киносеанс. «Айда в кино, ребята!» — известный призыв 60-х годов. А в школе, на уроках истории Древнего мира, в качестве иллюстрации всяких там консолей, балясин и балюстрад приводили белоснежные колонны и извилистые лестницы нашего Дворца. Так и белел он, как оазис, зовущий в мир прекрасного, на фоне небогатой и суровой жизни. Этот вот «Дворец пионеров и трудящихся» и научил многих не робеть, не теряться в разных дворцах с лепными потолками и «высоких» кабинетах.

Как писали когда-то классики русской литературы, в Российской империи были две известные беды… В Петропавловске к этому прибавлялись ещё и две местные – весеннее половодье и пожары. Так, 11 мая 1849 года сильный пожар истребил до 450 домов Подгорья. Это бедствие окончательно изменило планирование города – нагорная его часть начала застраиваться по утверждённому плану 1858 и 1862 годов. Уже в 1854 году город содержал архитектора, который обслуживал и г. Ишим. В нагорной части до сих пор, в разной степени сохранности, стоят домостроения той поры – например, здание женской гимназии (1864 г.), расположенной по ул. Вознесенской, № 42, или дом купца Смолина (1874 г.), ул. Пушкина, № 73: «Стены украшены замысловатой кирпичной кладкой по фронтону. Сохранившиеся фасады представляют собой богатую рельефную кирпичную кладку с орнаментом, характерным для так называемого «русского стиля».
дом купца Смолина дом купца Смолина бывшая Женская гимназия Женская гимназия, 1864 год


Петропавловск в нагорной части застраивался на рубеже 19 – 20 веков. В каком стиле? В городских альбомах и справочниках часто встречается такое клише: «Здание-памятник являет собой образец исторической планировки провинциального купеческого города». Между тем, европейская архитектура на рубеже веков (19-20) переживала изменения. 1830-1910-ые годы были определены как торжество модерна. Польза, прочность, красота – его основные принципы.

В этом году ЮНЕСКО широко отмечает памятные даты, связанные с творчеством представителей модерна, который в своё время получил широкое распространение в Америке и Европе (Испания, Бельгия, Шотландия, Австрия, Россия).

Антонио Гауди (1852 – 1926 г.г., Испания) называют гениальным дизайнером архитектурных форм, а его проекты – храмами прогресса, оперидившими своё время.

Шехтель Фёдор Осипович (1859 – 1926 г.г.) спроектировал около 200 зданий в России. Среди них – Ярославский вокзал (1902 г.), особняк П. Рябушинского (1900 г.), в котором после возвращения с Капри жил пролетарский писатель М. Горький.

Зенков, Андрей ПавловичИ ещё одна фамилия, наверняка, знакомая петропавловцам – Зенков. Андрей Павлович Зенков (1863 – 1936 г.г.).
Все эти трое выше поименованные – представители одного поколения и одного архитектурного направления – модерн.

Думается, что наш земляк входит в архитектурную элиту своего времени совсем не случайно.
Фамилия Зенковых – это наша местная достопримечательность и историческая династия. Всё началось с прапрадеда Фёдора Ивановича Зенкова, тобольского крестьянина, переселившегося в начале 19 века в Петропавловск и избранного в 1824 году первым старостой (городским головой) города. В 1832 году он получил звание Почетный гражданин города за заслуги в развитии Петропавловска и добросовестное несение государевой службы.

Потомки Фёдора Зенкова продолжили семейный бизнес – кожевенные и клееваренные заводы, склады и магазины. Продолжили они и попечительство учебных заведений, достроили Васильевскую (Зенковскую) церковь, рядом с Базарной площадью. И тоже были Почётными гражданами Петропавловска.
Павел Матвеевич (1831 – 1915 г.г.), правнук Фёдора Зенкова, купца 2-ой гильдии, стал инженером-строителем и архитектором. По приглашению Семиреченского генерал-губернатора в сентябре 1867 года прибыл он из Петропавловска с семьёй на поселение в Верный, только что получивший статус города. И в 1869 году он уже принимал участие в первоначальной планировке города. С 1871 года исполнял обязанности областного архитектора. В 1877 году был избран на должность городского головы.
Здания, сооружённые по проектам П.М. Зенкова: церковь Казанской Иконы Богоматери (1872 г.), дом лесовода Э. Баума (конец 19 века), — являются памятниками истории и культуры, охраняемыми государством. П.М. Зенков — Почётный гражданин города Верный, а его сын Андрей Павлович Зенков стал выдающимся архитектором.

Вознесенский кафедральный соборК чести алматинцев, они помнят А.П. Зенкова. Иногда, правда, путают место его рождения – называют то Тобольск, то Тюмень (им, южанам, что Тюмень, что Тобольск – всё одно: холодная и далёкая Сибирь), но в южной столице не только сохранили творения Зенкова, но есть и улица Зенкова (!).
Юрий Домбровский в романе «Хранитель древностей» пишет: «Страшнейшее землетрясение было. Земля развалилась, горы разошлись. А что зенковское было, то так и осталось стоять. Даже стёкла не вылетели…» (автор пишет о землетрасении 1911 года). Свято-Вознесенский Кафедральный Собор – это детище Андрея Павловича Зенкова. В г. Верном по его проектам с применением сейсмостойкого запаса, предохраняющего здания от разрушительных землетрясений, был застроен весь город.

Государственный список памятников истории и культуры республиканского значения (от 21 марта 2008 года, с изменениями от 3 июля 2010 года) – документ, включающий перечень из 218 наименований, представляет все области Республики Казахстан и обе столицы. В списке г. Алматы, включающем около 20 домостроений, все архитектурные памятники, построенные до 1917 года, так или иначе связаны с именем А.П. Зенкова – будь то торговые и купеческие дома, пансион мужской гимназии, реальное училище, дом офицерского собрания. А в бывшем доме зодчих Зенковых (конец 19 века) сейчас находится станция «скорой помощи». Говорят, правда, что архитектор неизвестен. Хочется думать, что это тоже детище архитекторов Зенковых (отца и сына).

ДОМ ЮЗЕФОВИЧАТак уж сложилось, что среди местных краеведов у нас в городе не было профессиональных архитекторов, а среди последних никто не увлекался краведением. Очень жаль. Поэтому, вероятно, в списках памятников архитектуры нет имён зодчих старого города. Вот и здание музея изобразительных искусств (бывший дом купца Юзефовича) 1909 года из списков памятников республиканского значения успело уже отметить своё столетие. Как водится, вспомнили его бывшего владельца Алексея Юзефовича, его называли то лесоторговцем, то лесопромышленником, но обязательно – меломаном. Можно было бы добавить – меломан и эстет с большими деньгами и хорошим чувством стиля.

В альбоме «История Петропавловска в фотографиях архитектурных памятников» (Северо-Казахстанский государственный архив. Петропавловск, 2008 г.) утверждают, что «предположительно, автором проекта является талантливый зодчий А.П. Зенков, автор многих известных объектов архитектуры города Алматы. Здание является интересным образцом деревянного зодчества. В украшении фасада прослеживаются элементы классического стиля «модерн» (стр. 51).

Зенков… А почему бы и нет? Такой вот терем-теремок с шатровым куполом, завершающимся шпилем; со сквозным декоративным орнаментом под карнизами фасадов. В доме площадью 394,2 кв.м. было 2-3 печи, во дворе – хозпостройки, чан-коллектор. Уже тогда существовали домовые водопроводы (целых 47 на весь город) и септики. В общем, — «Польза, Прочность, Красота».

А как Андрей Павлович Зенков, с 4-х лет живший на юге, мог появиться в Петропавловске? Но ведь это же родной город Зенковых, к тому же он учился в юности по соседству – в Омском кадетском корпусе. В 1893 году, после окончания Военно-инженерной академии в Петербурге, Андрей Зенков служил в инженерных частях Омского военного округа, занимался там гражданским строительством. Ничего личного – служба, работа, любимое дело…

В южной столице сохранилась могила А.П. Зенкова и скромная могильная плита, поставленная уже в наши дни.

А помнит ли Петропавловск Зенковых? Трудно ответить: ни улиц, ни скверов, ни памятных досок за верное служение родному городу что-то не припоминается. Как и водится, нет пророков в своём Отечестве…
И ещё. В списке памятников республиканского значения есть один, дорогой всем жителям Петропавловска, памятник архитектуры. Речь идёт о «Доме невесты». Известно, что «городская легенда о любви и возлюбленных» (так иногда называют этот дом) находится в частных руках и гибнет на глазах всего города. А ведь это образец архитектуры 18 века – точная копия одного из дворцов музея – заповедника России (у красавицы – невесты был хороший вкус!).
Дом Янгузарова Дом Янгузарова

В городских СМИ теперь это безобразие называют «варварство местного масштаба». А разве нет? Поучиться бы нам у южностоличных граждан любви к родному краю. Или мы по-прежнему глухая и безразличная провинция? И это не география, а уже состояние души и совести каждого. Или диагноз?

Надежда КИРИЛЛОВА, краевед

Фотографии:AN45, yulinka, konsuslov, ru.wikipedia.org

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.