Жди меня!

Война. Роковые сороковые. Уходили отцы, сыновья, любимые. Матери, сестры, жены ждали… Ждали!
«Милая, родная, любимая, жди меня. Жди, я вернусь обязательно! Жди меня...»



 

Жди меня и я вернусь
Всем смертям назло.
Кто меня не ждал, тот пусть
Скажет: — Повезло.-
Не понять не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой.
Просто ты умела ждать
Как никто другой.

 

Ждали. Но не всем суждено было вернуться… Кто-то остался во сырой землице...


… Марья Николаевна горько плакала над похоронкой, пришедшей лишь в 1946 году. Единственная пятилетняя дочь Любочка тоскливо смотрела на маму. Как её можно утешить? Нет утешения — отец не вернется домой. Ни-ког-да… Из-за этого желтоватого листка бумаги с черными буквами «Извещение»: «Ваш муж, красноармеец Грузин Федор Андреевич… в бою за родину,… проявив геройство и мужество был убит 8 апреля 1944 года...». Сорок четвертый год! Ещё два года ждали Федора жена и дочь, ещё надеялись на его возвращение. Любочка так и не уидела своего отца; когда он уходил на войну, ей не было и года. Теперь же погибла последняя надежда… Как утешить Любочку и её маму?..


Как утешить тех, чьи близкие не вернулись с войны? Что им сказать? Сказать — что погибли за вас, родных и любимых, спасли своих детей, их будущее. А может, ничего говорить не нужно. Все сказано было вашими близкими, пусть и не вслух… Они знали, на что идут, и вы читали это в их глазах.



Их ждали, и они — возвращались. Яркой солнечной весной сорок пятого шли с победой домой… А навстречу расцветали улыбки...



… Сорок пятый год. Лето. Село Бугрово… Играют у пруда мальчишки, бегают, веселятся.


— Ванька! Там отец твой вернулся! Беги, скорее, встречай!


А какой он — отец? И лица не упомнишь — когда отец ушел на войну, Ивану, сейчас уже восьмилетнему, был третий год. В июле сорок первого для сына он прислал фотокарточку, да Ваня видел её всего пару раз… Мальчишка вертит головой — кто, ну кто?


Узнать — немудреное дело! Вот идет человек в форме, шинель через руку переброшена… За ним — люди, свои, деревенские, улыбаются. Ну, конечно же, это — он! Радостный крик — на всю деревню:


— Папка! Папа!


И со всех ног — навстречу!..


… Рассказываю эту историю, мой дедушка улыбается, а все слушатели невольно заражаются этой искренней радостью, за шестьдесят лет ничуть не потускневшей...


Что толку говорить о героизме? Героями были все и не все. Кто-то даже тогда пытался повернуть назад — но не будем об этом. Было — всякое. Прошло уже больше шестидесяти лет… Однако «ничто не забыто — никто не забыт».


Три моих прадеда — Михаил Пудовиков, Федор Грузин и Егор Тутанов — прошли всю войну. Они никогда не отступали — ни в обычной жизни, ни на войне! Они в числе многих других отвоевали для нас эту жизнь. Мы помним об этом времени. В одной книге сказано: "… хвастаться нельзя, а гордиться можно". Я благодарна моим прадедам, за то что они были — такими: самоотверженными, решительными. Я горжусь ими. Спасибо вам! Я говорю вам «спасибо» не только 9 мая, когда в память о вашем подвиге кладу цветы к Вечному Огню. Я говорю «спасибо» каждый день, ведь живу я на этом свете благодаря — вам! Вы спасли своих детей, а значит — и меня тоже...


Автор: Олькова Юлия

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.