Стоит в степи на берегу Ишима мой город, с детства дорогой.


ИСТОРИИ СТРОКИ

Приближающийся юбилей Петропавловска, думаю, служит весомым поводом обратиться к историческим памятникам города. Тем более, что их состояние вызывает озабоченность — я имею в виду памятники советской эпохи Обстоятельства сложились так, что почти все они в одночасье стали бесхозными и малозаметными в духовной жизни города. Беседки и цветы у постаментов — теперь все это в прошлом. Сегодня здесь можно наблюдать картины иного рода. Как-то проходя мимо памятника Насти Прокофичевой, я увидела группу подростков, которые, соревнуясь в меткости, поочередно пытались попасть в голову изваяния. Не думаю, что такая страшная, по сути, сцена была бы возможна, если бы молодые люди знали, что перед ними образ человека, положившего жизнь за идеи, которые и сегодня, как сто лет назад, близки и понятны людям. Годы забвения, конечно, не могли сказаться на внешнем виде и сохранности памятников.

мемориалНе случайно несколько лет назад полностью исчез один иэ самых значимых памятников советского времени — мемориал в Пятом логу. Он напоминал нам не только о трагическом дне расстрела совдеповцев в июне восемнадцатого, но и воскрешал мрачную полосу репрессий тридцатых годов прошлого столетия.
Между тем хорошо известна истина о том, что пренебрежительное отношение к собственной истории не проходит бесследно. «Если ты выстрелил в прошлое иэ пистолета – будущее выстрелит в тебя из пушки», — гласит народная мудрость.
Неотвратимость таких слов тем более очевидна, если учесть, что это прошлое запечатлено в памятниках особого рода — в памятных могилах, где покоится прах наших лучших земляков и соотечественников. Известно, что большевики пришли к власти с лозунгом разрушить все до основания и начать историю с чистого листа. Могилы почетных граждан старого города, большая часть которых находилась у стен Вознесенского собора, были безжалостно уничтожены. Такая же участь постигла и братские могилы участников первой мировой войны, умерших от ран в лазаретах Петропавловска.

В настоящее время в списках памятников города значится двадцать почетных могил, хотя фактическое число их гораздо больше. Дело в том, что в середине прошлого века целое кладбище на Октябрьской площади было объединено в одну условную братскую могилу. Теперь от былого кладбища, где только в пяти братских могилах похоронены 263 жертвы гражданской войны, сохранилась лишь одна реальная могила. Ее надгробие знакомит нас с именем покойного. Это Аубакир Исмаилович Исмаилов. Похороны известного в республике общественного и государственного деятеля состоялись 70 лет назад, 4 ноября 1932 года. Всего за несколько недель до трагической гибели, после окончания учебы в Москве, Исмаилов получил направление на работу в Петропавловск. До приезда в наш город он заведовал отделом печати Семипалатинского губкома и являлся редактором окружной казахской газеты. Впоследствии имя Исмаилова было присвоено городской типографии, а также одной из улиц Петропавловска. Как свидетельствуют архивные материалы, похороны на Октябрьской площади проходили с ноября 1919 года По октябрь 1933 года. Последним, 9 октября, здесь похоронили красноармейца Константина Карелина. Он прибыл к нам в составе воинской группы из Иркутска, где служил в 104-ом Петропавловском стрелковом полку. Именно так, в честь нашего города, назывался 308 стрелковый полк, который сыграл решающую роль в освобождении Петропавловска от колчаковских войск в октябре 1919 гада. В качестве шефов красноармейцы должны были оказать помощь городской молодежи в организации досуга.

Ночью 2 октября бандитская пуля оборвала жизнь почетного гостя города, кстати, музыканта по профессии.
К сожалению, полных сведений о погребенных на площади сегодня нет. Объясняется это прежде всего тем, что материалы о жертвах социальных и политических преобразований советской власти долгие годы находились за семью печатями. Только в начале шестидесятых годов, в период хрущевской „оттепели“ наш земляк, писатель Сабит Муканов, смог рассказать в своей трилогии „Школа жизни“ о крестьянском восстании 19В1 года и его многочисленных жертвах, большая часть которых приняла страшную, мученическую смерть. Всех погибших а окрестности, эа небольшим исключением, хоронили здесь, на Октябрьской площади. В том числе и лучшего друга писателя, молодого талантливого поэта Баймагамбета Изтулина.

В те же годы, когда вышла трилогия Муканова, на карте города был обозначен и внесен в список памятников ряд забытых братских могил. Среди них братская могила в подгорной части города, где в ноябре 1919 года похоронены красноармейцы, погибшие в боях за освобождение Петропавловска, и братская могила жертв колчаковского режима по улице Ж.Жабаева. В начале прошлого века эта улица представляла собой дорогу, граничащую с православным кладбищем. Здесь в середине, апреля: девятнадцатого года, состоялось погребение группы политических заключенных, убитых конвоем. Эта могила, расположенная, кстати, в нескольких метрах от учебного заведения, как и другие, находится в запустении. К счастью, пока еще сохранились обелиск и мемориальная доска с фамилиями погибших.

В печальном списке из шестнадцати имен под номером один значится Федор Георгиевич Ааз, бывший офицер царской армии, эстонец по национальности. Восьмым идет Вацлав Юлианович Лещинский, ссыльный поляк, ученый-агроном. Оба они боролись за независимость своей родины. Как известно, на российскую революцию возлагали надежды не только жаждущие свободы народы самой империи, но и народы мира. Подтверждением тому служит еще одна братская могила, которая находится на окраине города, недалеко от развилки железных дорог на Омск и Кокчетав. Здесь захоронены венгры-интернационалисты, погибшие в дни контрреволюционного переворота, летом 1918 года. Примечательно, что самый первый памятник, который был установлен петропавловскими большевиками на Октябрьской площади, имел форму земного шара. Помимо могил периода гражданской войны, в список памятников города включены братские могилы участников Великой Отечественной войны, умерших от ран в госпиталях Петропавловска, могилы генерал-майора Максима Сергеевича Шмырова, Героя Советского Союза Александра Владимировича Матвеева, писателя-фронтовика Бориса Николаевича Петрова.

Наконец, последние по времени памятники советского периода — это могилы воинов, погибших в Афганистане. Хотелось бы подчеркнуть, что статус памятника подразумевает ответственность государства за его сохранность. Могилы же погибших ребят сегодня представляют объект забот лишь их родственников. Благо еще, что семьи, на которых свалилось безутешное горе, взяли под свою опеку ветераны афганской войны, хотя сами они несут все тяготы нашего времени и также нуждаются в поддержке. „Это мои золотые сыночки“, — говорит об „афганцах“ Александра Тихоновна Гориева. Ее сын, Евгений Гориев, в числе боевых наград которого орден Красной Звезды и медаль „За отвагу“, погиб в Афганистане в ноябре 1984 года. Хоронили Гориева в разгар афганской войны, однако власти категорически запретили указывать на могильном памятнике место гибели. Для такого случая был заготовлен казенный трафарет: „Погиб при исполнении служебных обязанностей“. Но сегодня родственников погибших больше волнуют уже не надгробные надписи, а необходимость реставрационных работ. В них нуждается каждая вторая могила воина-интернационалиста. Пожалуй, самый удручающий вид у могилы Сергея Морожникова. Посмертно награжденный орденом Красной Звезды, 19-летний снайпер погиб в Афганистане в июле 1980 года. Всего год довелось Сергею служить в армии, о которой он мечтал с детства. Его родители не намного пережили смерть единственного сына.

В заключение хотелось бы напомнить, что Петропавловск является единственным областным центром в республике, где нет ни памятника, ни мемориальной доски с именами всех погибших воинов-интернационалистов, призванных из Северного Казахстана в зловещее пекло афганской войны.

Т. МАКАРОВА,
краевед

5 комментариев

avatar
На второй фотке как раз памятник венграм-интернационалистам 1918 года. стоит до сих пор за Бензостроем. правда состояние не очень. Сомневаюсь что кто-то из местного правительства знает о его существовании.
avatar
Забыли памятник 19ти бойцам «роты Смирнова» на левом берегу, напротив нынешнего «Восточного берега». А вообще немного не по себе — «Вечный огонь» павшим в Великой Отечественной Войне стоит на костях карателей, резавших наших дедов в 1921ом…
avatar
Вообще, насколько я в курсе, «Вечный огонь» стоит как раз не на костях карателей, а в основном, на костях их жертв. Более 250 человек, убитых на Вознесенской площади. Потому и памятники почти безфамильные там стояли раньше, что жертв белого террора там было в разы меньше, чем жертв террора красного…
Если что, — документами не располагаю, да их, вполне вероятно и не существует — пересказ тех событий престарелыми потомками давно умерших свидетелей тех событий…
avatar
Очень интересно было бы узнать. По-крайней мере пока мы распоагаем только двумя местами братских могил жертв. Причем одно — около 2000 — в Курганской обл.
Перезахоранение латышей и китайцев было на моих глазах, в начале 80х (ну уж нациоальностей по костям не уверен — не знаю)
avatar
Простите, но я не совсем компетентен в восстании 1921г. Разрешите Вас отослать к Л.А.Гривенной в СКГУ — пока она круче вех. Вот от 1917 по ноябрь 19го расскажу все.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.