Трагическая ночь

Казпочта, ПетропавловскЗданию Главпочтамта исполнилось 70 лет [прим. статья 1997 г.]. В 1927 году, в канун октябрьских торжеств, из старого помещения по улице Революционной сюда была переведена городская почтово-телеграфная контора. Тогда, в дни празднования десятилетнего юбилея Октября, в Петропавловске новоселье отметили около десяти организаций, в числе которых были радиостанция, детская больница, тубдиспансер и другие. Однако самым главным и самым долгожданным строительным объектом года для горожан была почта. Ей отводилась и особая роль в оформлении праздника.
Регулярно освещавшая ход стройки местная газета «Степная звезда» писала, что «в день Октябрьской революции здание будет декорировано по идее смычки города с деревней через все виды транспортной и воздушной связи». То, что строительство почты вызвало наибольший интерес, легко понять, если учесть, что на месте нового здания в течение почти десяти дет возвышались огромные, полуразрушенные стены бывшего торгового центра. Темные проемы пустых окон с немым укором смотрели на главную площадь Петропавловска, омрачая торжества и будоража память о бесславной и, пожалуй, самой трагической ночи в истории города.
Магазинъ товарищества Бр. Овсянниковы и А. Ганшинъ съ С-ми...После пожара...

Разрушенное здание, в котором размещался универсальный магазин, было когда-то украшением города, единственным в Петропавловске зданием в три этажа. Оно было построено в 1905 году и принадлежало богатому московскому фабриканту Ганшину и местным купцам братьям Овсянниковым. По благоустройству и размаху торговли магазин не имел в городе конкурентов.
Магазинъ товарищества Бр. Овсянниковы и А. Ганшинъ съ С-ми Магазинъ товарищества Бр. Овсянниковы и А. Ганшинъ съ С-мидом Овсянникова

Здесь работал единственный в Петропавловске лифт, имелась собственная электростанция. В зеркальном вестибюле механическое чучело медведя отдавало поклон каждому вошедшему. Покупателю предлагались не только товары практически со всего света, но и блюда на любой вкус в ресторане на втором этаже. Любая покупка, включая обед в ресторане, по желанию посетителя доставлялась на дом. И еще одна любопытная деталь: почти каждый из rex, кто обслуживал покупателей, был известен в городе по любительским спектаклями концертам. Особой любовью у горожан пользовалось выступление духового оркестра, коллектив которого состоял из приказчиков магазина.
Магазинъ товарищества Бр. Овсянниковы и А. Ганшинъ съ С-ми Магазинъ товарищества Бр. Овсянниковы и А. Ганшинъ съ С-ми
В 1917 году, в условиях непрекращающейся войны, разрухи и голода для главного магазина города, как и для всей торговли в стране, наступило нелегкое время. Введение Временным правительством монополии на хлеб, а также ранее действующий запрет на продажу спиртных напитков еще более сократили торговлю. Опустели некогда шумные торговые залы, их роскошь теперь раздражала и вызывала ненависть.
Осенью 1917 года Петропавловск бурлил забастовками. Требования были одни и те же: повышение жалования. В эти же дни толпы солдаток дневали и ночевали у стен продовольственной управы в ожидании пособия. Его не выдавали уже более месяца, так как городская казна была пуста. В тот момент, когда общее недовольство достигло, казалось, критической отметки, из Петрограда пришла новость о повышении цены на муку вдвое. Решение Временного правительства местные газеты опубликовали 3 октября. Утром следующего дня толпа негодующих горожан собралась у дверей универсального магазина. Магазин был закрыт, и это привело людей в еще большую ярость. Стихийный митинг продолжался уже более часа, когда сюда прибыли представитель Совдепа и судебный пристав Ишмухаметов.
О том, что произошло дальше, депутат Зубенко на специальном заседании Совдепа от 11 октября сообщил следующее: «Толпу удалось было успокоить, но тут судебный пристав Ишмухаметов необдуманно заявил, что «если дорого, то не покупайте». Его слова подействовали возбуждающе, за ним погнались и избили его. Затем бросились разыскивать председателя городской продовольственной управы, разыскали и тоже избили. Вызванные солдаты учебной команды не могли остановить толпу в несколько тысяч. Затем толпа потребовала провести учет продовольственных товаров в магазине Ганшина. Магазин открыли, и тут оказалось, что в подвалах хранится большой запас коньяка, шампанского и других вин. Это и решило судьбу магазина…
Далее обратимся к статье «Черный бунт», опубликованной в омской газете «Сибирская речь» за 10 октября: «...толпа нашла в кладовых вино, и началась пьяная оргия. Для наглядной иллюстрации, как пили, достаточно отметить, что в тот же день скончалось 60 человек, а выпито было 3000 ведер.
Затем начался погромный кошмар. Натешившись вдовольв магазине Ганшина, бросились на улицу продолжать начатое. Вечером магазин Ганшина был подожжен. Огромное трехэтажное лучшее здание города охватило огнем. Пожар бушевал до поздней ночи и только благодаря тихой погоде не принял ужаснейших размеров. Всю ночь над городом плавало огромное зарево и жутко завывала сирена. Хлопали ружейные и револьверные выстрелы. Наутро газеты не вышли
».
5 октября в Петроград на имя председателя Совета министров и министра юстиции поступила срочная телеграмма из Омска за подписью областного комиссара. В ней говорилось: «В Петропавловске на почве повышения цены на муку возникли серьезные беспорядки. 4 октября толпа начала громить магазины. Есть убитые и сгоревшие. Сегодня из Омска в 2 часа ночи посланы отряд в 370 человек и рабочая дружина в 125 человек. Город объявлен на военном положении».
В течение нескольких дней Петропавловск напоминал оккупированный неприятелем город с повальными обысками, арестами, дознаниями и т.д. Однако все усилия по наведению порядка и поиску виновных не могли уже вернуть лучшее городское здание.
Вскоре после «черного бунта» в стране и крае началась непрерывная цепь политических потрясений, и городу было не до руин. Тем не менее даже в эти годы предпринимались попытки сровнять их с землей, но они, точно гранитные скалы, не поддавались ни лому, ни кирке.
В августе 1926 года к разборке стен и строительству почты, согласно договору, приступил Челябинский строительный трест. На стройку, объявленную ударной, он мобилизовал сразу 250 рабочих. Уже в разгаре работ было решено отступить от предварительных расчетов и возводить новое здание на фундаменте бывшего магазина.
Следует отметить, что от бывших хозяев почте перешли и дворовые хозяйственные постройки (конюшни и складские помещения). Часть их сохранилась и сегодня.

1997 г.

краевед Т.В. Макарова
Петропавловск: страницы истории»
Издательство «Северный Казахстан», 2008 г.


фотографии: Yulinka, галерея MyPiter.kZ

1 комментарий

avatar
В том числе и таинственые подвалы… Затопленные. Которые просто достали местного завхоза.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.